День рыбака

Опубликовал admin в сентября 18, 2013 в рубрике Рыбацкие байки


О том, что клёва не будет, я догадалась после того, как на местном форуме меня поздравили с Днём рыбака. Даже расстроилась слегка. Сколько себя помню с удочкой, то всегда в этот день вместо приветствия звучала одна и та же фраза: «Что, Иринка, не клюёт? Оно и понятно, сегодня же День рыбака»…
Не знаю, с чем это связано, но, по-моему, рыба нам в этот день мстит. Деваться некуда, мы уже запланировали поездку, и по такой пустяковой причине отменять не хотелось. Тем более, что обещали дождик. А что такое дождь для леща, знают только бывалые лещатники.
Приехали мы после обеда на любимое место – речку Псёл в районе Калеников. Ямка, поворот, коряги. Было воскресенье, по дороге проехало десятка два встречных машин, речка опустела. Только разложились, как, явно метя на это же место, появились местные. Делать нечего, пристроились они рядом, метрах в ста от нас. И сразу же пришёл знакомиться пьяный дядька, как я и предполагала. Споткнулся о фидер, наступил на червей. Хорошо хоть с обрыва не грохнулся. Поговорил о том, о сём, и ушёл восвояси.



Ветер то поднимался, то утихал, вдалеке сверкала гроза. Клёва не было, но мелюзга не давала житья. У меня две магазинные коробочки с червями, да ещё по пути мы накопали на ферме почти полведра червей, а на даче – два десятка выползков. Наживляли на пружины пучками, и всё равно мне хватало на пять минут. У мужа дела обстояли не так плачевно. Он сел внизу, под обрывчиком, чуть дальше от ямы, ближе к повороту. А я попала на тучу бычков и моментально скормила им всех магазинных червей. Мелкая густера объедала мастырку и перловку, опарыш тоже пользовался успехом. Только садок мой оставался по-прежнему пуст. Муж внизу отдыхал. Он периодически вынимал донки из воды, проверял наживку и отправлял обратно. Клёва не было и у него, но хоть бычки не трогали.
Мы просидели до полуночи. Дальше не было смысла чего-то ждать. Порывы ветра грозились унести палатку в луга, я её никогда не прибиваю, чтоб потом легко переносить в тень.
Пришлось заползать в неё и пытаться спать. Гроза всё время сверкала где-то поблизости, но раскатов грома не было слышно, что слегка успокаивало. Соседи яростно звенели колокольчиками, громко разговаривали, светили фонариками. Костя сначала дёргался на звуки колокольчика, потом успокоился и крепко уснул. А мне, как всегда, не спалось. Очень я люблю ночную рыбалку, больше чем утреннюю. Как же можно провести ночь в палатке?

Часа в два ночи соседи смотались и уехали. Наступила тишина, если не считать шума леса да трепыхания палатки на ветру. Мне надоело ворочаться, я вылезла наружу. Гроза приближалась, уже были слышны раскаты грома. Накрапывал дождик. Местные смылись вовремя. Не знаю, что они там наловили, но у меня даже наживка была на месте, не говоря уже о поклёвках. Села я над обрывом и загрустила. В такие моменты начинаю разговаривать сама с собой, с речкой, с рыбками. Верю я почему-то, что они меня слышат. По крайней мере, всегда выполняли мои просьбы, если очень хорошо просила.
– Ну, что ты жадничаешь, речка, родная? Я тебе кашки наварила целое ведро, семечки льняные жарила, старалась. Червя копала, трудилась. А тебе жалко одну большую рыбку? Спаси уж мою честь, будь добра, я же обещала на форуме выложить фото большой рыбы!
Гроза приближалась, дождик усиливался, ветер уже ощутимо гнул фидер, стало жутковато. И в тот момент, когда громыхнуло прямо надо мной, удилище резко дёрнулось, чуть не вырвало из фиксатора, согнуло в дугу, сработал фрикцион. Я сидела рядом, поэтому схватила рукоятку, попробовала подмотать леску, да не тут-то было! Поднялся страшный ураган. За спиной трепыхалась несчастная палатка, под ногами, по узенькой речке-переплюйке. скакали огромные волны, косой дождь бил по лицу, сверкала молния, гром разрывал атмосферу, а какое-то чудище, треща фрикционом, тащило меня в омут… С прыткостью горной козочки я сиганула вниз. Чудище, прыгая по дну. как лягушка, несколькими прыжками достигло коряги. Меня словно и не было по ту сторону фидера, оно даже не почувствовало моего сопротивления. Замерев под корягой, оно дало мне небольшую передышку. Это хорошо, что было шумно. Я ведь уже начала пищать, а в такие моменты обычно кто-то прибегает на помощь и отбирает удочку.
Во время передышки я разработала целый стратегический план. Фидер у меня класса «медиум», может и возьмёт сома, пусть и пять кило, если осторожно. Основная леска 0.27. я поменяла предыдущую на более жёсткую, на разрыв, вроде, крепкая. Пружина на металлическом вертлюжке, крючки № 8 по нашей нумерации, на шнуре. Всё это вселяет надежду. Что это был сомик, я уже не сомневалась. Слишком знакома была поклёвка, и давить он начал сразу же. Клюнул на выползков. Нужно бы как-то его вытащить из-под коряги.
Я подошла ближе к дереву, свисающему над обрывом, закрутила потуже фрикцион, зажала между пальцами крепление катушки и упёрла рукоятку о предплечье. Теперь нужно другой рукой схватиться за корень дерева и тащить, тащить.
Это было что-то страшное, впору писать сценарий к фильму ужасов! Надо мной разверзлось небо, подо мной узкая полоска песчаного берега, можно даже сказать – хлябь речная, вязкая и неустойчивая, в руках у меня хрупкий фидер, на том конце умное чудище, наверняка уже знакомое с человечеством. И гроза, гроза! А перед глазами картинка из учебного пособия по физике: рыбак с поднятой удочкой, в которую входит молния. Физику я очень люблю. И знаю неплохо. Может, поэтому меня ещё ни разу не долбануло молнией? И сейчас вот понимаю: удочка – это антенна, вода – проводник. А между ними я – слишком слабый изолятор со своими резиновыми тапками, утонувшими в илистой жиже…
Я подтягиваю удилище. Кольца звенят, катушка трещит, фидер гнётся в дугу, лицо заливает дождём, ветер сбивает с ног. Хорошо хоть гроза отошла чуть в сторону, сверкает, грохочет где-то за спиной. Нет, так дело не пойдёт. Опускаю фидер параллельно воде, отступаю назад и снова дотягиваюсь левой рукой до корня дерева. Поднимаю удилище, максимально выгибаясь назад. Это только на вид оно такое хлипкое, нижняя часть оказалась довольно упругой. Тут уж без вариантов: или меня сейчас четвертуют, или придётся отдать фидер…
Чудище нехотя поддаётся, волочится по дну. Такое ощущение, что тащу бревно! С ужасом отпускаю корень дерева, подтягиваю леску на катушке. Ничего не происходит. Фух! Вздох облегчения. Снова берусь за корень, снова подтягиваю рыбу к себе. Нехотя тащится. Главное, делать это по возможности плавно, не рывками, осторожненько. Вспоминаю своего тренера: «Упор на спину, Ирочка, на спину! Фиксируй руку!» Не зря когда-то качала широчайшую мышцу, сейчас просто чувствую, какая сильная у меня спина. Я – герой! Я – Геракл!
Гроза всё дальше, рыба всё ближе. А может это уже и не рыба, может она оборвалась в коряге, и я тяну к берегу бревно? Что-то подозрительно плавно идёт…
Подумав об этом, я сделала небольшой рывочек. Рыба отреагировала сразу же. Она, как бы нехотя, слегка отпрыгнула назад. Я немного подождала и снова плавно подтянула его к себе. Уже почти рядом, осталось самое трудное: тут под водой начинается крутой подъём, сама не управлюсь, как ни хотелось бы.
Только я открыла рот, чтоб позвать мужа с подсакой, как рыба просто взяла и вернулась назад. Легко так, прыжком в обратную сторону освободившись от крючка, словно насмехаясь над всеми моими усилиями. Леска провисла, а вместе с ней обрушились и все мои мечты. Я вытащила половинку крючка, свои ноги из трясины, с трудом разжала закостеневшие руки и выползла наверх.
Муж, как всегда, мне не поверил. Его не убедил даже обломок мощного крючка. Он сказал, что я воевала с корягой.
Стоило мне забраться в палатку, как снова начался дождь. Супруг ушёл в машину, а я провела остаток ночи, плавая по палатке на надувном матрасе. Водостойкость в 200 единиц оказалась не такой уж водостойкой. Но я очень обиделась на мужа, в машину не пошла. В итоге, как всегда, уснула под утро. Переоделась в прорезиненный костюм, застелила палатку клеёнкой, получился «банный эффект», я пригрелась и так провалилась в сон, что проспала все крики супруга: «Ирина, вставай быстрей, лещ пошёл»!
Было очень обидно. Лещ клюнул в семь утра, и больше мы его не видели. А у меня-то место круче, чем у мужа, там всегда клевало лучше. Он одного вытащил, я могла бы и больше.
Пока я спала, Костя пережил небольшое приключение. В садке издох вчерашний окунь, он его выбросил в воду. Смотрит, окуня кто-то тащит. Рак! Костя поймал рака, оторвал ему хвостик, остатки выбросил в воду, а хвостиком заправил донку. Рака тут же потащила в воду черепаха. Пока супруг наблюдал за этим круговоротом жизни, на хвостик произошла резкая поклёвка. В итоге в садке заплескался голавлик. Да, забыла добавить. На крючок под хвостик Костя поставил пенопластовый шарик, потому что со дна у него тоже всё съедали. Шарик слегка приподнял хвостик, – вот тебе и поклёвка. Я проснулась поздно, когда уже солнышко, в тот день особенно жаркое, начало припекать. В итоге проспала хоть и слабенький, но всё же хоть какой-то клёв. По этому поводу особенно не переживала, после ночного происшествия любая рыбка покажется неинтересной ещё долгое время.

Костя бегал по лугу в поисках саранчи, наживлял жирные попки, видел на них добротные поклёвки, но подсечь ничего не мог. Под берегом воевал жерех. Он лупил по воде хвостом, глушил малька, потом жадно его поглощал, громко чавкая. Мы ловить жереха не умеем, а жаль. Нужно учиться. Его тут много. Наверное, потому, что ловить никто не умеет.
Мелюзга в этот день интенсивно гуляла. Стоило бросить в воду кусочек хлеба, как вокруг всё моментально начинало кипеть, и кусочек исчезал. Это говорило о том, что крупная рыба сегодня спит, не её сегодня день.
Я взяла удочку и ведёрко, сходила на своё любимое болото, что рядом находится, в лесочке. Какая же там красота! Правда, трудно расположиться под нависающими деревьями. Но сильно напрягаться не приходится, тут если и клюёт, то маленький красный карасик. В этот раз клюнуло сразу два, потом я запуталась в кроне дерева, нашумела. Этого хватило, чтоб клёв затих. Ждать возобновления я не стала, прогулялась по лугу, сняла на видео журавля. Какие же они здесь непуганые! Я подошла к нему почти вплотную, но он только лениво оглядывался, медленно отходил, взлетать не хотел.
– Ну, лети, давай, а то у меня карта памяти закончится! Лети!
Только после этих слов он замахал крыльями, разогнался и взлетел, как тяжёлый, транспортный самолёт. Развернулся над лесом, посмотрел недоумённо на меня в последний раз и исчез из виду, унося в бескрайнее небо мою мечту о большой рыбе…

Оставить комментарий