История одной златки

Опубликовал admin в августа 28, 2014 в рубрике Рыбацкие байки


Бывают рыбалки, к которым не раз хочется вернуться в памяти. Моменты оттуда еще долго продолжают жить внутри радостными огоньками, неожиданно вспыхивать яркой картинкой перед глазами, вызывая обязательную улыбку. Вдруг вот так возьмешь – и улыбнешься, посреди, например, не слишком удачного рабочего дня, или после разговора с кем-то, с кем разговаривать совсем не хотелось. Это внутреннее тепло, память о радости, которая продолжается в радость в настоящем -действительно чудесные штуки, подаренные любимым увлечением.


Что такое удача, и почему иногда она словно сама несет вперед в своих ладонях, а иногда отворачивается, и тогда даже самые простые вещи оказываются настолько трудновыполнимыми? Много ли значат знания о рыбалке без улыбки удачи? Насколько фактор удачи важен в реализации задуманного? Каков баланс между техническим и интуитивным, удачным стечением обстоятельств и точным расчетом? Наверное, на эти вопросы ответить невозможно. Удача в рыбалке ассоциируется у меня со смазкой в механизме, без которой он будет работать со скрипом или же развалится несмотря на его совершенство. Баланс техники и интуиции, удачи и расчета – вот та самая точка, в которой хотелось бы оказываться всегда. Но если на расчет и технику мы влияем непосредственно, то на удачу и интуицию – нет, и их присутствие и отсутствие никак не контролируются нами. Что такое удачная рыбалка, если не случайность, умноженная на технику?
Сколько бы ни писали о контроле над рыбой и рыболовной ситуацией и прочем, прочем… без фактора удачи все эти технические штуки могут работать вхолостую. Одной из рыбалок, где присутствовал даже не столько баланс, сколько перевес удачи, воспоминания о которой до сих пор продолжают радовать меня, стал мой первый трехсуточный выезд на один из прудов Харьковской области. Это был долгожданный выезд в начале не менее долгожданного отпуска.
Тридцатое июня, разгар лета, позднее утро. Мы второпях собираем вещи и погружаем их в машину. Этот процесс, кажется, тянется бесконечно долго, потому что разнообразных сумок и чехлов так много, что они, как мы уже привыкли, заполняют нашу небольшую машину под самую крышу. В соседней квартире делают ремонт, и рабочие параллельно носят мешки с, кажется, алебастром – их очень много. Так мы ходим по узкой лестнице подъезда туда-сюда, вежливо уступая друг другу дорогу. Рабочие удивляются, что мы продолжаем носить сумки, и они все еще помещаются в нашу машину, которая совсем не выглядит большой. Мы отвечаем, что это еще неполная половина всего багажа… Рабочие узнают, что мы едем на рыбалку, оставляют мешки с алебастром и начинают помогать нам с нашими карповыми вещами. Расспрашивают о планах на поездку. Желают «ни хвоста».

Выезжаем, ориентируюсь по боковым зеркалам. В салоне -легкий запах вареного зерна, пеллета, бойлов и просто сумок. Дорога вьется среди летних полей, в окно врывается горячий воздух, идиллия временами прерывается ямами, но это – обязательная часть нашей действительности. Легкие облака разбросаны по небу хаотично, будто художник сделал несколько случайных мазков белой кистью то тут, то там…

И вот уже знак, указывающий поворот на пруд. Мы подъезжаем к сектору, и снова начинается тот же процесс, но наоборот: выгрузка всех этих сумок, сумочек и «сумищ». Разбиваем лагерь на немного наклонном берегу, устанавливаем палатку, потом шатер. Не спеша собираю род-под, расчехляю удилища, прикрепляю грузила на боковые клипсы. Впереди почти четыре дня на летнем пруду. Полевые цветы, сочная трава, птицы, все вокруг наполнено силой, наполнено летом.
В лирику вклинивается техника: маркерное удилище. Нужно еще раз убедиться в расположении коряг. Замерять глубину на выбранных точках ловли. Мы ловим на двух точках. Первая находится на мелководье по центру вершины пруда. Глубина там от 90 см до 1 м. Вторая точка более глубокая (2 м), и находится вблизи густого коряжника немного в стороне от нас. Она удалена по горизонтали от левой точки на значительное расстояние. На каждой точке планировалось ловить двумя удилищами.

Кстати, еще кое-что о технике. Для ловли в коряжнике на ближних дистанциях (до 80 м) я использую леску Shimano Technium диаметром 0,3 мм без шок-лидера. Это прочная леска, устойчивая к различным внешним воздействиям, очень мощная, позволяющая активно форсировать вываживание в сложных условиях ловли. Впоследствии на том же месте мне пришлось испытать большую неудачу с другой леской, Fox Aquas, которую я использовала для заброса свыше 100 м – вываживание часто оказывалось безрезультатным, поскольку леска рвалась, была слишком растяжимой для этих условий, из-за чего было сложно разворачивать рыбу. Aquas износилась за несколько рыбалок, покрылась матовым налетом и рвалась при натяжении руками.

Ловля на короткой дистанции в корягах удобнее еще потому, что можно не использовать шок-лидер. Это облегчает процесс ловли, делает более быстрым перевязывание оснасток, и – главное – место ловли не засоряется оборванными плавающими в воде шок-лидерами. Приходилось слышать о том, что с шок-лидерами в корягах ловят даже в завоз (с прикормочным корабликом)-совершенно не понимаю, зачем, ведь функция шок-лидера в основном в том, чтобы выдержать силовой заброс (при завозе это не нужно).
Касательно оснасток – в условиях, где необходимо форсированное вываживание, как, например, в коряжнике, имеет смысл использовать крупные крючки из толстой проволоки, что я и делаю – вяжу поводки из плетеного материала с крючками Gardner Mugga №2. Сейчас это мои любимые крючки – именно с ними у меня минимальное количество сходов.
Так были оснащены удилища для предстоящей рыбалки, и я отправила по два из них в две точки ловли. Каждое из двух – с разной презентацией насадки: нейтральная, выделенная попапом, и донная.

В первый день ловли я не собиралась прикармливать точки спомбом или коброй, ждала наступления вечера, чтобы сделать стартовый закорм точек с помощью лодки охраны.
Удилища заброшены, и мы устраиваемся в шатре, ставим чайник, чтобы вскоре посидеть на берегу с чашкой горячего кофе, растянувшись в кресле и смотря на воду – просто радуясь ее красоте и наблюдая, где же может проявить свою активность рыба. Появляется охрана, я сажусь в лодку, взяв ведро с прикормкой из расчета где-то по три килограмма смеси на точку. В первый вечер стартовый закорм одинаковый для обеих точек и состоит из разных компонентов: кукуруза и конопля, мелкий пел-лет (Carpio Multi Mix) составляли большую часть прикормки, а крупный масляный пеллет (Carpio Big Fish Mix и ССМооге Halibut Stix) и вареные бойлы «Технокарп» с забавным названием «Бомж» (Bomj) – меньшую. Мне хочется сделать стартовый закорм с упором на аттрактивность и быстрое привлечение рыбы, поэтому я увеличиваю количество зерновых и быстрорастворимых частиц. Кормить только бойлами я продолжу ранним утром на рассвете, подбрасывая в точку по 10-15 штук каждые пару часов и после поклевок.

Достаточно предсказуемо, что на такую прикормку в первые сутки становится мелкая рыба. Поклевки происходили регулярно – периодами: несколько поклевок, затишье. Большую часть улова в первые сутки составили небольшие карпики весом 1-1,5 кг. Стабильный клев начался с 10 вечера и продолжался до «утренней зорьки». Утром мелочь уплыла по своим делам, а я продолжала поддерживать интерес к точке с помощью чисто бойловой прикормки.
Выход крупной рыбы в первые сутки произошел после 10 утра: первый сумасшедший «паровоз» в 10:30. Это была очень неожиданная поклевка, на которую я не успела – карп ушел в коряги. При ловле в этом месте важно всегда находиться вблизи удилищ, иначе нельзя избежать потерянной рыбы. Но удача улыбалась нам и позволила реабилитироваться: в 11:30 раздался совершенно такой же «паровоз», с той же точки, на ту же насадку, и на этот раз на мате оказывается карп весом 6,6 кг.

Обе поклевки с левой мелководной точки. В первые сутки днем в основном работала мелководная левая точка, а ночью – более глубокая правая. В то же время, правая точка так и не приносит нам поклевок крупной рыбы. Но уже становится понятно, что более активные поклевки наблюдаются на выделенные насадки – «нейтральный» снеговик с поп-апом небольшого диаметра. При этом поп-ап либо оранжевого, либо белого цвета. Донные насадки рыба почему-то игнорирует, несмотря на изолированное прикармливание крупными вареными бойлами. Может быть, слишком заиленное дно, или слишком мутная вода, или же дело в монтаже и стоит увеличить длину поводка, чтобы заработали и донные насадки?.. Но мы просто каждый раз подсаживаем к донному бойлу оранжевую или белую «шляпку» поп-апа.

Потом наступает затишье. Видимо, рыба тоже в это время, как и мы, ищет укрытие от жары и не выходит оттуда. Даже шатер не спасает от солнцепека, приходится искать какие-то мелкие участки тени, которых в нашем секторе не так уж и много. В таких перебежках с креслом и книжками в руках проходит наш второй день на пруду. Постепенно лучи солнца становятся более мягкими, приобретая вечерний оттенок. Легкая волна, которая поднялась на воде днем, успокаивается, и в почти неподвижной воде появляется фотографически точное, не искаженное никакой рябью, отражение прибрежных деревьев и неба. Вглядываться в небо в воде – это похоже на поход в Зазеркалье.

И вот, снова приплывает лодка. Пришло время вечернего закорма. В этот раз, исходя из результата первых суток, я прикармливаю две точки по-разному. Правая – кукуруза, конопля, пеллет Carpio мелкий и крупный, сладкие бойлы. Левая точка – крупные бойлы на рыбной муке с резким неприятным запахом, крупный масляный пеллет, совсем немного мелкого и горсть кукурузы для визуальной яркости.
Утром так же, как и днем раньше, продолжила прикармливать обе точки только бойлами с помощью кобры. После изменения характера прикормки изменилась и работа левой точки. Поклевки килограммовых карпов прекратились, размер рыбы увеличился. Снова рыба стала клевать ночью, периодически, как и в первые сутки. Если в первую ночь это были килограммовые карпы, то во вторую, в основном, свыше двух, один немножко не дотянул до «четверочки» (3,800), еще один – 3,900 результат дневного «сумасшедшего паровоза». Сопротивлялся он так, будто веса в нем было, как минимум, вдвое больше. Работала только левая точка.

Правая молчала. Молчала так долго, что я перестала ее докармливать и убрала оттуда второе удилище – на точке осталось только одно. Это одно удилище, заряженное сладкими бойлами, презентованными в виде нейтрального снеговика с поп-апом, не перезабрасывалось часов шесть кряду. Я о нем практически забыла. Но все-таки продолжала изредка подбрасывать в точку по несколько вареных бойлов, буквально несколько штук каждые пару часов.
Казалось, что наступила дневная пауза в клеве. Я пыталась снова найти укрытие от жары, и устроилась на полу в палатке, чтобы немного поспать. На полу вполне можно было находиться – сквозняк продувал переднюю и заднюю москитную сетку, а от земли шла ощутимая прохлада. Мне даже удалось подремать полчасика до того, как тишину прервал звонок мобильного телефона. Это был повод проснуться и включить чайник.

В общем, главная поклевка этой рыбалки случилась в 14:30 на вторые сутки с правой точки. Я пила кофе, пытаясь хоть как-то прийти в себя после двух ночей недосыпания. Чашка кофе на берегу в тишине, наблюдение за движением воды, ветер и шум листьев – тихое и спокойное умиротворение, состояние чистоты и подлинности – то самое, чем так замечательна рыбалка. И вдруг – трель сигнализатора – мое крайнее правое одинокое удилище. Подсекаю и чувствую – контакт есть. Вываживание было эмоциональным: рыба сильная, постоянно стремилась уйти в укрытие – то давила и будто прижималась ко дну, то уходила в сторону коряг, а уже потом, у берега, уверенно направилась в прибрежный камыш и кусты. Метра за два от подсака над водой показалась голова карпа – и меня переполнило радостное удивление. Когда же рыба оказалась внутри сетки, и я заглянула туда, то удивление перешло в восхищение и восторг. Таких красивых карпов я еще не видела. Он почти полностью заполнил собой наш мат. Чистого веса в нем оказалось 13 килограммов – новый личный рекорд!

Отпустив рыбу, я ощутила, что, наверное, мне больше нечего хотеть от этой рыбалки. Она уже и так замечательна, и как-то продолжить этот сюжет было бы негармонично и невозможно.
Интересно, но рыба решила так же: на третьи сутки будто кто-то нажал на кнопку и выключил обе наши точки. Хотя на самом деле, после двух ночных поклевок мелких карпов я поняла, что сил у меня уже просто нет, подниматься с раскладушки было невозможно. И поставила крупные «вонючие» насадки с фруктовыми поп-апами, надеясь отсечь небольшую рыбу, но, похоже, отсекла всю. Проснулась в половине восьмого оттого, что начало становиться жарко.
Перезабросила удилища, прикормилась коброй, но поклевок больше не увидела. Весь результат третьих суток – это 2 поклевки небольших карпов в 12 и в час ночи.
В общей сложности было 20 поклевок, и только трижды рыба заводила в коряги без шансов. 17 рыб, из них два трофея весом 13 кг и 6,600 кг, мы успешно взяли. Ни одна из 17 рыб не сошла. Это настоящая улыбка удачи, как для этого места: коряжник там очень густой. Удача была очень благосклонна к нам: это был даже не баланс, а полный перевес в ее сторону. Эта рыбалка подарила мне множество внутренних светлячков радости.

Тринадцатикилограммовый карп, который на одном из сетевых ресурсов впоследствии получил имя «Златка» благодаря своему золотому цвету, был действительно просто прекрасным, и, кроме того, самым большим карпом, которого нам удавалось поймать. Что сыграло большую роль в его поимке – верно избранные в сложившейся ситуации тактика и техника, или удача? Можно ли достоверно ответить на этот вопрос? Он был пойман на «дважды» выделенную насадку: по контрасту аромата – относительно прикормочных бой-лов, и по презентации. Удилище с этой насадкой оставалось единственным в точке. Не исключено, что это тоже важно: одно удилище создает минимальный прессинг точки ловли. Установка больше, чем двух удилищ, в одну точку лишена смысла. Кто знает, что было бы, если бы этот карп по пути к нашей насадке наткнулся на леску соседнего удилища? Возможно, он испугался бы лески, развернулся и уплыл назад, в свой дом – коряжник, так и не рассказав нам прекрасной ИСТОРИИ.

Оставить комментарий