Кальмары.

Опубликовал admin в февраля 26, 2013 в рубрике Океан

Другой крупный резерв белка в океане, уже знакомый жителям южных широт,— кальмары. По одним оценкам их можно добывать в год до двух миллионов тонн, по другим — до двадцати, а третьи считают, что общая биомасса кальмаров равна совокупному весу всех рыб океана. Иначе говоря, их продуктивность может составить несколько десятков миллионов тонн!
Поиски устойчивой сырьевой базы побудили наш Тихоокеанский институт рыбного хозяйства и океанографии заняться проблемой глубин: так ли они безжизненны и бесплодны, как это считалось до недавнего времени?
В северо-западной части Тихого океана рыболовные снасти опускали на глубину до двух тысяч метров.


Плотность планктона была исследована на глубине до четырех километров. А трал опускали на 3,6 километра. Важно отметить — ученые вооружились орудиями более совершенными по сравнению с теми, что используют сегодня рыбаки. И общий вывод был более оптимистический: с ростом глубины жизнь обедняется не так резко, как предполагали ранее. Скопления некоторых рыб на глубине не уступали шельфовым.
Таков наш короткий обзор ближайших биологических резервов океана. Ученые надеются, что, освоив уже немногие нетронутые районы лова, а главное, расширив видовой набор, мы сможем получать в год из океана до 200 миллионов тонн. Почти вчетверо больше, чем за последние годы.
Ну, а дальше? Население планеты растет стремительно, и думать о будущих резервах питания приходится и ученым, и правительствам. Напомню, что, по расчетам одного из подразделений ООН, к 1985 году должны голодать около 500 миллионов человек, а недоедать — один миллиард! Чтобы этого не произошло, нужны решительные перемены в продовольственном балансе человечества.
Поиск идет всюду. Прежде всего на суше. Но уже ясно, что мы не сможем распахать более одной трети поверхности материков. Не решит дела и рост урожайности. Сможет ли океан, когда понадобится, дать больше, чем расчетные 200 миллионов? Или он уже похож на то охотничье угодье, где все трофеи подсчитаны до последнего зайца?
Читатель может вспомнить о 140 тоннах белков, жиров и углеводов, приходящихся на каждого жителя планеты, которыми мы оценивали сегодняшнюю продуктивность океана. Что же, это пустая похвальба? Нет, конечно, 140 тонн вполне реальны. Но это счет врача-диетолога, счет теоретический, а для нашего стола важен счет повара. Что сумеет он приготовить из того, что выловят для него в пучине? Над этим еще придется похлопотать. Простейший тому пример — криль. Фантазии кулинаров пока еще не хватает, чтобы сделать его «гвоздем» меню, хотя мне самому пришлось слышать от японских ученых-ихтиологов одобрительные отзывы о вкусе приготовляемой у нас в Союзе пасты из криля. Однако в наши 140 тонн входят, кроме того, и водоросли, и такие обитатели морей, о которых у нас пока еще очень ограниченные сведения.
В этом смысле у нас впереди огромный объем исследований всех форм жизни в океане. Затем после отбора мы сможем перейти к управлению процессом роста и развития нужных нам морских обитателей, а еще позже — к глубокой переработке всего органического вещества, производимого океаном.
В наши дни, например, уже не в лабораториях, а на предприятиях извлекают из сои белок, придают ему волокнистую структуру и формируют подобие животной ткани. Бифштекс из нее, как уверяют, неотличим от настоящего. Когда человечество широко освоит технологию извлечения белка из морских продуктов, мы сможем смотреть на те самые 140 тонн океанской органики как на наш реальный пищевой резерв!
Согласимся, однако, что лучше всего было бы увеличить улов привычных нам сельди, окуней, сардин, лососей… Но тогда, размышляя о перспективе, мы сможем вести речь о добыче примерно все тех же двухсот миллионов тонн! Иными словами, в этом варианте мы не так уж далеки от предела, за которым щедрость голубой стихии расти больше не сможет.

Оставить комментарий