Охота на катрана

Опубликовал admin в сентября 5, 2012 в рубрике Рыбацкие байки

Уже несколько дней я отдыхал с семьей в Крыму. Это был небольшой тихий приморский поселок с ярким поэтическим названием. Вдали от людского столпотворения здесь было очень уютно. И теплые летние ночи, и черный бархат глубокого неба, усыпанного такими яркими звездами, что порой казалось, что это вовсе не звезды, а волшебные фонарики, подвешенные к небосводу для освещения земли в ночное время. И яркие метеориты, прочерчивающие огненно-белой полосой черное небо, и звон цикад, сопровождающий меня на каждом шагу, вплоть до морского берега. Порхающие над головой летучие мыши, шуршащие в траве и пересекающие мою тропу через каждый десяток метров ежи, иногда и зайцы, испуганно выскакивающие из-под самых ног – все забавляло меня и наполняло мою душу тихой радостью.



Огромный диск ярко-малинового солнца, казалось, поднимался из самого моря. Словно по мановению волшебной палочки, необъятная морская ширь мгновенно преобразилась и заискрилась огнем. Уже несколько минут, складывая в лодку рыболовные снасти, я наблюдал за стаей дельфинов, резвящихся в сотне метров от берега. С восходом солнца, несмотря на расстояние, отчетливо различались их черные лоснящиеся спины, появляющиеся на поверхности голубой воды. С каждой минутой они все ближе и ближе подходили к берегу, вероятно, преследуя косяк рыбы.
Вот уже несколько дней подряд с местным жителем Солнечной Долины, Сергеем мы выходили на его лодке в море. Его сообщение, что в любительских уловах рыбаков стал все чаще попадаться катран, заинтересовало меня. Поймать черноморскую акулу былo давнишней моей мечтой. Сергей рыбной ловле предпочитал подводную охоту, но под моим настойчивым натиском и обещанием перед отъездом подарить ему мой новый импортный спиннинг, он сдался. Пока что наши уловы большей частью состояли из ставриды, скумбрии, пикши, султанки, морского карася, изредка попадались кефаль и рулена. Серьезной рыбы, которая заставила бы поволноваться при выуживании, пока не было. Правда, недавно невероятная тяжесть, повисшая на одном из крючков моего «самодура», заставила учащенно забиться сердце и пережить несколько волнующих минут. Подвела леска. «Скорее всего, это был калкан, – заключил Сергей, – а там кто знает!»
В первые дни после моего приезда Сергей явился к моей тетушке с пятикилограммовым экземпляром и, поразив меня величиной рыбы, небрежно бросил ее перед моей родственницей. Перевернув калкана на спину и трогая пальцем его наросты на животе, напоминавшие шипы на футбольных бутсах, я долго не мог прийти в себя. Так состоялось мое знакомство с этой рыбой,
Стащив лодку на воду и вытолкав за линию прибоя, мы впрыгнули в нее и стали в четыре руки грести веслами, чтобы побыстрее выйти на глубину. Отплыв от берега на достаточное расстояние, стали на якорь. Оглядевшись, я невольно залюбовался огромной живописной горой, проросшей дубовой рощей и низкорослыми корявыми соснами, неведомо каким образом прилепившимися к совершенно голым и отвесным склонам. Настроив «самодур», состоящий из длинной лесы, оканчивающейся десятком крючков, искусно замаскированных птичьими пушковыми перышками, раскрашенными в яркие тона, и опустив его на дно, мы стали зондировать им глубину, прощупывая каждый метр водного пространства. Внезапно через лесу передалось трепыхание рыбы. Я стал равномерно крутить катушку спиннинга. С нетерпением поглядывая за борт, наконец, увидел приближающуюся ставку с белыми проблесками рыб. Подняв ее над лодкой, начал осторожно снимать ставридок с крючков. Их было всего пять. Однако последней рыбешке все же удалось ускользнуть. Но и четырех рыб было достаточно, чтобы наживить ими два спиннинга.
Через минуту ставридки, проколотые под спинки мощными крючками, плавно плюхнулись за борт лодки. Опять опускаю за борт ставку: легкое прикосновение рыбы, подсечка. Снова выбираю леску. Еще в воде заметил, что рыба, попавшая на крючок, была причудливой формы и великолепной раскраски. Шевеля огромными грудными плавниками и разгораясь оттенками синего и зеленого цветов, она напоминала горсть драгоценных камней. «Тригла, или морской петух, очень редкая рыба на Черном море! – воскликнул Сергей, увидев мой трофей. – Тебе необыкновенно повезло. Бережно сняв рыбу с крючка, он, к немалому моему удивлению, осторожно опустил ее за борт лодки в родную стихию. «Зажарить и съесть это необыкновенное красивое существо, равносильно тому, чтоб растопить печь картиной знаменитого мастера. У нас существует обязательный рыбацкий обычай – выпускать триглу обратно в море». Визг спиннинговой катушки заглушил слабые удары волн о борт лодки. Мгновение… и спиннинг у меня в руках. Неужели катран, а не морской скат, как это было два дня назад?! Да, скорее всего это был именно катран. Ни луфарь, ни скат не тянет с такой скоростью леску в глубину. Как хорошо, что буквально вчера вечером я заменил на этой снасти большой одинарный крючок мощным тройным. Двухсотметровый запас лесы на большой катушке тоже вселял уверенность в исходе борьбы. Смотав около 50 метров лески, рыба остановилась. Я начал ее подмотку. Опыт схватки с крупными хищниками у меня уже был по Волге, поэтому я старался действовать не спеша и осмотрительно. Товарищ не вмешивался. Приготовив багорик, он застыл в ожидании, когда покажется рыба. Мне удалось подмотать только около десяти метров, когда хищник начал давить снова вниз. Спиннинг запульсировал в моих руках, выбивая барабанную дробь о борт лодки. Борьба с переменным успехом шла уже около 20 минут. Если сравнивать катрана с речной рыбой, то по стремительности он мне напоминал щуку, по силе и выносливости, пожалуй, сома. Наконец, мне удалось подвести рыбу к борту. Я едва успел сдать несколько метров лесы, когда она снова ринулась в глубину. Это спасло мою снасть от разрыва. Именно таким последним и отчаянным рывком, на Волге здоровенная щука сокрушила мою снасть с сечением лесы 0,8 мм. Тогда это послужило мне уроком. Еще несколько оборотов катушки – и более чем метровый хищник, перевернувшись кверху белым брюхом, позволил подтянуть себя к лодке. Это был великолепный экземпляр, около десяти килограммов весом и длиною 117 см.
Позже я узнал, что черноморские акулы достигают двухметровой длины. Продолжительность их жизни до 25 лет. Ведут они спокойный образ жизни и держатся в придонных слоях до 200 метров. Принадлежат к числу яйцеживородящих. Вынашивают потомство 18 – 22 месяца. Размеры новорожденных акулят 20 – 25 см. Для человека черноморская акула опасности не представляет.

Оставить комментарий