Потенциал океана

Опубликовал admin в июля 23, 2012 в рубрике Океан

Оценив значение новых минеральных ресурсов, заинтригованные научными загадками океанографы – главным образом СССР и США-с конца пятидесятых годов начали систематически изучать марганцевые конкреции. Программы этих исследований были заново переработаны и значительно расширены десятью годами позднее, начиная с Международного десятилетия исследования океанов (1971-1980 гг.) Это изучение привело к возникновению чрезвычайно большого числа новых загадок, и возможно, что история марганцевых конкреций является одной из самых сложных историй каких-либо образований, возникающих на поверхности Земли.
Пока ученые решали эту загадку, наиболее хорошо информированные горнодобывающие компании настолько заинтересовались марганцевыми конкрециями, что начали оказывать поддержку исследованиям, а затем постепенно и сами приступили к проведению разведки со своих собственных судов, выискивая самые лучшие залежи руды. Во многих индустриальных странах, особенно в тех, которые ввозят руды в больших количествах, корпорации объединились в национальные и международные консорциумы и стали ждать того момента, когда добыча руды с больших глубин станет экономически целесообразной.


Перспективные рудные месторождения были открыты и закартированы на востоке экваториальной зоны Тихого океана. Они встречались в виде отдельных пятен, а местами и в виде сплошных мостовых, и в каждой конкреции содержалось более одного процента никеля и меди. Консорциумы подняли драгами большое количество конкреций и стали их использовать для разработки методов извлечения из них металлов, чтобы провести затем испытания этих методов на небольших опытных установках.
Эти корпорации также проектировали и изготовляли узлы систем, при помощи которых руду можно поднимать на поверхность океана. Такие системы состоят из различных комбинаций кораблей, барж, цепных землечерпательных устройств, механизмов воздушного подъема, действующих подобно гигантским пылесосам, и т. п. Несколько лет тому назад наиболее многообещающим указанием на неизбежность наступления эпохи глубоководной добычи полезных ископаемых явилось известие о том, что миллиардер Говард Хьюз вложил свое личное состояние в создание рудодобывающей системы. Детали этой системы держались в строгом секрете, но не могло быть сомнения в том, что она создавалась, причем затраты капитала были так велики, что она, по-видимому, предназначалась для немедленного использования. Промышленники были потрясены. Однако система была использована не для этих целей.
Тем временем и несмотря на это другие бизнесмены продолжали разрабатывать систему добычи руды, и приблизилось время, когда они, по-видимому, должны начать «застолблять» участки. Еще с самого начала было ясно, что в связи с этим возникнет много проблем. Кто имеет полномочия принимать заявки на концессии, и кто станет защищать права претендентов на них? Вначале это не представляло очень серьезной проблемы, потому что в течение некоторого времени она еще не должна была возникнуть – казалось, во всяком случае, что конкреций хватит для всех желающих их добывать. И так как эта проблема не считалась безотлагательной, драгоценная возможность решить ее была упущена в 1958 г., когда ООН провела в Женеве свою первую конференцию по морскому праву. Это совещание в большой мере было посвящено определению понятия континентального шельфа, поскольку его ресурсы были достижимы при помощи существовавших тогда технических средств. В отношении ресурсов более глубоководных частей океана обсуждался вопрос о том, что каждая страна имеет право собственности на них в таких пределах за шельфом и на таких глубинах, где она может непрерывно их разведывать. Соединенные Штаты
те при президенте Трумэне заявили в одностороннем порядке, что полезные ископаемые на их шельфе являются их собственностью, так что договор представлял собой просто подтверждение статус-кво.

Оставить комментарий