Технология разработки полезных ископаемых

Опубликовал admin в июля 23, 2012 в рубрике Океан

Однако технология разработки полезных ископаемых постоянно совершенствуется. Десять лет спустя Соединенные Штаты получили «Гломар Челленджер», судно, которое может вести бурение в глубоководных частях океана. В чем заключалась ответственность правительства? Конечно, федеральные органы ревностно относились к тому факту, что они могут нести какую-то ответственность. На самом деле одно ведомство предложило, чтобы исполнители проекта глубоководного бурения не бурили скважину в 2000 километрах к западу от Калифорнии на дне на глубине в пять километров, если судно не будет оснащено таким же предупредительным устройством против выброса (blowout), какое требуется на шельфе. Это говорило о том, что положения договора 1958 г. юридически должны распространяться повсюду. К счастью, с этим бюрократическим нонсенсом было покончено, потому что в указанной точке не было ни малейшей возможности встретить природный газ. Однако соответствующая юрисдикция не была поставлена под сомнение. Была ли она впоследствии распространена на прочую деятельность граждан США в глубоководных частях океана?


По всей вероятности, нет, потому что другие ведомства федерального правительства проявили нежелание помочь промышленности начать добычу полезных ископаемых, взяв на себя юрисдикцию в отношении рудоносных участков в глубоководных областях морей.
Четырнадцатого ноября 1974 г. американская корпорация «Дип-Си-Венчурс» подала в Государственный департамент «Записку об открытии и заявке на исключительное право добычи полезных ископаемых» и «Прошение о дипломатической защите и защите капиталовложений». В этом документе уточнялись границы заявочного участка в обычной форме: путем указания географических координат его углов. Однако местонахождение этих углов было определено не наземными координатами площади и направления, а широтой и долготой точки, находящейся в открытом море. До сегодняшнего дня Государственный департамент не выдал разрешения на это прошение, но будущее глубоководной добычи полезных ископаемых рассматривалось в ходе, по-видимому, бесконечной конференции ООН по морскому праву.
До настоящего времени эта конференция заседала длительное время на трех материках и все еще не достигла общего согласия ни по одному вопросу – вероятно, потому, что голосования по вопросам, связанным с существом дела, никогда не проводилось. Эта конференция дает великолепные примеры затруднений, возникающих при определении беспристрастных решений, например, в тех случаях, когда море используется в несовместимых или противоречивых целях. Одной из причин раздора является право собственности на марганцевые конкреции. Насколько можно судить при отсутствии открытого голосования, богатые, исчерпавшие свои собственные запасы полезных ископаемых индустриальные страны, как правило, хотят, чтобы конкреции принадлежали каждому, кто может их добывать. Бедные, развивающиеся страны, не имеющие финансовых средств, предпочитают, чтобы конкреции стали собственностью ООН и чтобы те, кто их добывают, облагались налогом. Развивающиеся страны, которые экспортируют никель, кобальт и медь, предпочитают, чтобы добыча полезных ископаемых в море не проводилась вовсе.
Так обстоит дело. На протяжении столетия конкреции непрестанно возбуждали интерес и досаду у ученых, промышленников и дипломатов. Неужели никогда не придут ни к какому решению по этому вопросу?
В отличие от конкреций большинство известных потенциальных ресурсов моря в настоящее время используется. Об этом говорится в статье Эдварда Уэнка-младшего «Физические ресурсы океана», опубликованной в 1969 г. Как было в ней предсказано, так и произошло: мир стал с тех пор более тесным и сложным. Однако типы морских ресурсов, используемых сейчас, очень мало отличаются от тех, которые описал Уэнк. Изменился только объем используемого – почти без исключений во всех странах мира он увеличился. В действительности же в водах США даже эти изменения не были значительными. В проливе Лонг-Айленд не появилось девять атомных электростанций, как ожидал Уэнк исходя из планов, которые разрабатывались в то время, когда он писал свою статью, и шельфы не покрылись густым лесом буровых вышек, поставленных на платформы, воздвигнутые на морском дне. В промежутке времени между опубликованием этой статьи и сегодняшним днем появились Национальный закон об охране природной среды и Закон об управлении береговой зоной, оказавшие влияние на широкий круг крупномасштабных начинаний, предпринятых в Соединенных Штатах. С помощью этих обоих законодательных актов можно было бы за данный период времени более эффективно затормозить или остановить некоторые виды промышленной деятельности, чем это было сделано. И поэтому действие упомянутых законодательных актов может оказаться в значительной мере преходящим. Несколько лет тому назад были созданы промышленные и государственные агентства для разработки интерпретаций законов об обязательствах, вытекающих из новых постановлений. Теперь специалисты по окружающей среде более удовлетворены силой законов и научились проводить их в жизнь.

Оставить комментарий